Единое на потребу. (1971) Преп. Иустин (Попович)

Преп. Иустин (Попович) Послание Его Преосвященству еп. Шабачско-Валевскому г-ну Иоанну Предлагаемое вниманию читателя письмо великого сербского богослова XX века преп. Иустина (Поповича) было написано им в 1971 году и ранее не публиковалось. В то время, когда ересь экуменизма начала поражать Православную Церковь, вопросы, рассматриваемые Преподобным, уже составляли «единое на потребу». А сегодня, в связи с небывалым масштабным отступлением высшего епископата от Божией Истины и теплохладностью большинства простых священников и мирян, этот труд приобретает сугубую актуальность. Пробудив очи своей совести и проверив святым апостольско-святоотеческим Преданием всю свою православную совесть во всех ее боголиких безкрайностях, решил ответить на вышеупомянутый вопрос. Но, понуждаемый нынешними смутными и тревожными обстоятельствами, вынужден в своем ответе высказать то, что в нашей Православной Сербской Церкви едино на потребу (Лк. 10, 2) и важнее всего. Остановлюсь на самых необходимых объяснениях по вопросу моего нынешнего положения и статуса. Сегодня, когда на Святую Православную Церковь Христову со всех сторон обрушаются ужасные апокалиптические удары и когда православные сердца и совесть по-иеремийски тоскуют и мучаются, спасение каждого православного христианина, каждого из нас и всех нас вместе – под угрозой. Вопрос стоит о ценностях и всеценностях земли и Неба: чудесный Богочеловек Господь Иисус Христос и Его Богочеловеческое Тело – Святая Православная Церковь. Разве здесь можно молчать? И для самого новоначального православного сознания, и для охристосовленного чувства очевидна истина: акт Преосвященных епископов, членов Святого Архиерейского Синода Сербской Православной Церкви во главе с Его Святейшеством Патриархом Германом охвачен апокалиптикой наших дней. И это мне дает повод по-евангельски, с истинной любовью ответить по всей православной совести перед Богом и Божией Церковью и осветить главные проблемы наших дней. Преосвященные отцы, епископы, члены святого Архиерейского Синода Сербской Православной Церкви во главе с Его Святейшеством Патриархом Германом! Сегодня на всех сынах Православной Церкви Христовой, этого небоземного Дома Бога Живаго (см.: 1 Тим. 3, 15), лежит евангельская ответственность, и на нас, сынах этой Церкви Православной на земле, и на народе святого Саввы. Поэтому совесть моя, мучимая этой евангельской ответственностью, словно горящими углями, полагает перед живым Богом всеправедным, что всякая личная проблема должна ныне быть отброшена как несущественная и следует по-евангельски мужественно рассмотреть ужас всех проблем, разгоревшихся вокруг нас.     Догматически, канонически и евангельски эта святая ответственность и решение всех этих серьезных проблем лежат на главной инстанции – на священной иерархии. Так и у нас – это первенство лежит на Патриархах и епископах Церкви. Поэтому позвольте мне, трегубо благодатные святые отцы, смиренно, но со дерзновением, свойственным Православию, спросить во имя неизменного Святого Предания Православной Церкви, ее Апостолов, Отцов, Мучеников, Новомучеников, Исповедников: куда идем и где окончим свой путь, если так же будем продолжать идти? Исходя из событий действительности, хочу обозначить только некоторые из проблем, перед которыми всякая православная, особенно сербская святосаввская совесть, стоит и с ужасом взирает на великую ответственность нашей церковной иерархии и на ее нынешнюю позицию по отношению к нашим церковным проблемам. * * * Одна и Единая Святая Вселенская (Соборная) и Апостольская Церковь Христова на Небе и на земле, единственное небоземное Богочеловеческое Тело есть Православная Церковь Христова. Так нас непогрешимо научили и так нам неизменно передали все святые Апостолы, святые Отцы, святые Мученики, святые Исповедники, святые Новомученики и все святые Вселенские и Поместные Соборы, и так верует весь православный народ во Вселенной. Так веровал и так нам передал святой Савва Сербский, равноапостольный Отец и безсмертный Патриарх Церкви нашей. Напомню только о его святоотеческой проповеди на Соборе в Жиче, когда своим наследникам – епископам – он изложил и передал Православную веру, Православную Церковь, ее Святое Предание, ее Соборы, ее Догматы, ее Каноны, весь ее Богочеловеческий Домострой такими словами: «Принимаем все Святые Соборы по Божией благодати, которые собирались во всякое время и место ради объявления благочестия и евангельской жизни, которую принимает Вселенская Православная Церковь. Того, чего отреклись святые Отцы, отрекаемся и мы; то, что прокляли, анафематствовали они, анафематствуем и мы. Ведь многие ереси в разные времена и годы измыслил диавол с целью разорения и смущения правой веры и посеял по вселенной многие плевелы зловерия через беззаконных начальников ересей, которые служат диаволу. И мы их проклинаем и с ними те заповеди, которые они измыслили, гнушаемся всякой нечестивой ересью и стремимся ко всякому благочестию, которому нас учат благословенные слуги Божии: Пророки, Апостолы и святые Отцы, как и Сам Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, сказал». Это «духовное учение», то есть вера Православная, – продолжает святой Савва, – «не игра и не безумие мысли человеческой, но святая вера проповеданная, на которой основаны все святые истины о Христе Иисусе, Господе нашем, о Котором Пророки Святым Духом Божиим прорекли, Апостолы научили, Мученики исповедали и все Святые сохранили, а преподобные Отцы неуклонно сберегли, как на неделимом краеугольном Камне Церкви – Христе основанную» (Житие св. Саввы от Дометиана). Вот эту святую веру Православную, эту святую Церковь Православную, о которой так апостольски решительно и святоотечески богомудро говорит святой Савва, начали сегодня предавать многие православные Патриархи и епископы, и пастыри, и наследники святого Саввы, не только не предпринимая ничего в защиту, но помогая и способствуя – горе нам! – тяжело говорить: разрушению Церкви Божией, Столпа и Утверждения Истины (см.: Там же). Это единственная всеценность рода человеческого во всех мирах. Из-за этого возмущенная православная совесть обращается к святым Отцам и святому Савве с вопросом, вопиющим из раскаленной вавилонской печи и ждущим нашего ответа на деле.    Прежде всего, неизбежен вопрос, который мучает каждого совестливого православного христианина: зачем Белградская Патриархия (никогда не скажу: Сербская Православная Церковь!) во главе с Патриархом Германом вступила в еретическое содружество, называемое «Экуменический совет церквей», которое соединяет 233 ереси? И еще: зачем Патриарх Православной Сербской Церкви принял председательство над этими 233-мя ересями? Оскорбленная, раненая, принявшая удар в самое сердце православная совесть вопиет к небесам: о, ужас над всяким ужасом! О, стыд над всяким стыдом! Наследник святых Апостолов и святых Отцов, и святого Саввы – председатель сборища, на котором безчисленными способами отрекаются от догматов о Святой Троице, Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, о Богочеловеке Господе Иисусе, о Его Воскресении, о Его Пресвятой Богоматери, о святой Евхаристии, о святых Иконах, об иерархии и т.д.! Вот и другие вопросы из современной огнедышащей вавилонской печи: что сделали Богом поставленные устроители Церкви Христовой для защиты Святого Православия от самоубийственной легкомысленности и предательской ветрености Константинопольского Патриарха Афинагора? Своим неописуемым отношением в словах и делах он уже давно соблазняет православную совесть, отрекается от единственной и всеспасительной Истины Православной Церкви и веры, признает римскую и другие ереси за равноправные с Истиной, признает римского понтифика – Максимуса со всей его демонской противоцерковной гордостью, вероломно и поспешно готовит, по примеру Ватикана, некий свой так называемый «великий всеправославный собор», не с главной евангельской задачей в соответствии со Святым Преданием – задачей спасения человека в мире, но без участия носителей Православной веры, теологии, предания и церковности. И еще многие другие безумные вещи, папистски начиненные, «во имя Вселенского Православия», которое сегодня не может даже свободно принять правильную позицию. А наши самые ответственные церковные деятели, святосаввские сторожевые Православия, осознали и прислушались ли к тому, какое отношение и какая реакция на все эти душепагубные игры с верой и Церковью бывают со стороны православных по всему свету: реакция епископов, правых православных богословов, монахов, всего народа православного, и особенно святогорских подвижников? Но и это еще не все. Равнодушие нашей святосаввской иерархии идет еще дальше, когда апокалиптическая немота и с другой стороны наносит удар на святую веру Православную. Что наши иерархи сделали после иудиного решения Московской Патриархии об интеркоммунионе с римо-католиками, принятого 16 / 29 декабря 1969 года наперекор всем святым догматам и канонам Православной Церкви? (Решение о возможности совместного причащения православных с католиками было принято Священным Синодом Русской Православной Церкви по инициативе и под давлением митрополита-экумениста Никодима (Ротова), скончавшегося от сердечного приступа на приеме у папы римского в Ватикане. В 1986 году Синод РПЦ отменил это скандальное постановление. – Примеч. ред.) Этим неслыханным в истории Православной Церкви и ее догматического Предания решением о единстве в Святых Тайнах с явными еретиками глубоко ранено все Богочеловеческое Тело Православия, все Отцы и Соборы поруганы, догматы и каноны Церкви попраны, Предание отброшено, Истина презрена, Церковь Христова – Невеста Чистая – замотана в ядовитую власяницу еретиков! А мы, что мы как Церковь сделали, чтобы этого не допустить? – Ничего! Не относятся ли теперь к нам святые слова св. Григория Богослова: «Молчанием предается Бог» и Церковь Божия?! Как никогда, на данном историческом этапе наши Богом поставленные и призванные хранить веру епископы должны были занять святоотеческую исповедническую позицию защиты Православия от тех, которые им торгуют и вводят политику под личиной ложно именуемой «любви» – ведь существует и ложно именуемая любовь, как существует и ложно именуемый разум, или знание – «гностика» (см.: 1 Тим. 6, 20).   К сожалению, они так не поступили. Но, напротив, сами участвуют – кто словами, кто делами или церковными актами, а некоторые – пассивной позицией – в осквернении Истины и продаже еретиками святости Церкви Божией.   Разве решение той же Московской Патриархии о признании «таинства брака», совершенного римо-католическим священником, – не есть игра со Святыми Таинствами и благодатью? (Это также один из плодов активной экуменической деятельности митрополита Никодима (Ротова). Сегодня «дело» этого экуменического иерарха продолжают его последователи и ученики его учеников. – Примеч. ред.) Это решение было подтверждено на заседании Архиерейского собора несколько лет назад. Разве здесь нет противоречия канонам святых Апостолов и святых Отцов – Апостольским 45 и 64-му правилам? Канонам Лаодикийского Собора: 32, 33, 34 и 37-му? Совместная молитва с еретиками и принятие их «благословения» по храмам белградским, когда они приезжали ради «братских посещений», или по их сборищам, когда ходили на них, – разве допустимы? Разве некоторые наши богословы и профессора не проповедуют экуменическое «православие»? В основе этих учений разве не лежит безплодный европейский гуманизм и бесомученический европейский антропоцентризм? Это краткое обозрение лишь некоторых из самых существенных проблем Церкви Христовой могло бы быть обширнее благодаря ответственности или, лучше сказать, безответственности некоторых церковных деятелей. Но даже и перечисленные выше факты уже достаточно убедительно показывают, что путь экуменистов не соответствует святоотеческому пути, ни почитанию святых Соборов, но они попирают догматы и святые каноны, следуя ложному духу противников Духа Божиего, Духа Христова, Который ведет и направляет на всякую истину Церковь Православную (см.: Ин. 16, 13). «О, как нас печалит, – скажу и я со святым Василием Великим, – то, что оставляются каноны святых Отцов и рушится порядок (акривия) церковный; и боюсь, что такое равнодушие постепенно доведет до полного хаоса в делах Церкви» (89-е правило свт. Василия). При этом вспомним страшные слова Пророка Божиего: Проклят всякий, творящий дело Господне с небрежением (Иер. 48, 10). А мы делаем так и еще хуже. Поэтому необходимо, жизненно необходимо, всем нам наполнить сердца наши непрестанной молитвой ко Господу и покаянием, чтобы по великой всемилости Своей Он не предал нас ужасному проклятию небесному. Не станем оправдываться сентиментальными и праздными фразами о «времени», о «духе времени» или о «духе экуменизма», который преобладает в мире, или о «диалоге любви», который будто бы распаляет сердца наших современников наперекор предшествовавшей «вековой ненависти», или другими подобными лицемерными фразами. Это поверхностная позиция, далекая от истины, ложная и теплохладная. Ложная позиция, так как вместо любви истины (2 Фес. 2, 10), вместо истинной любви (Еф. 4, 15), вместо любви к Истине Богочеловеческой, протагонисты упомянутых скудных фраз поступают по суетности ума своего (Там же, 17) и тонут в мертвом море европейского легкомысленного человекопоклонства и человекоугодия. Каков же результат? Не просвещение заблудших вне Церкви еретиков и возвращение их к вере Истины (2 Фес. 2, 13), но уже общее безразличие к вере и пресный синкретизм. Это дерзкая, игнорантная позиция, поскольку отрекается от всей жизни прошлых веков и трудов Православной Церкви – того, что делали Святые Божии, исполненные любовью Божией и истинным человеколюбием. Они обвиняют Отцов – Святых Божиих, будто бы те жили в ненависти, или утверждают, что имеют любовь большую, нежели Святые Божии. Между тем, святоотеческое, унаследованное от Апостолов мерило любви к людям и отношения к еретикам, полностью Богочеловеческое и боговдохновенное, выражается в следующих словах св. Максима Исповедника: «Я не желаю, чтобы еретики мучились, и не радуюсь их злу. Боже, сохрани! – Но сугубо радуюсь их обращению. Ибо что верным может быть милей, нежели видеть рассеянных чад Божиих, собранных воедино! (см.: Ин. 11, 52). Я не потерял рассудок, чтобы советовать ценить немилосердие выше человеколюбия. Напротив, я советую со вниманием и усердием творить добро всем людям и всем верным быть всем для нуждающихся. Но при этом я говорю: нельзя помогать еретикам в утверждении их безумных верований, здесь нужно быть резким и непримиримым. Ибо я не называю любовью, но человеконенавистничеством и отпадением от Божественной любви то, когда кто-либо утверждает еретиков в их заблуждении на неминуемую погибель этих людей». Не по-евангельски и душепагубно также оправдываться сегодня равнодушием Патриархов и епископов. Ведь, по словам святых Отцов, неделание и небрежение и всякое иное согрешение, особенно в вере, сколько бы ни было соучастников, не становится меньшим грехом. Небрежение и равнодушие, незнание или предательство других никогда не может быть оправданием для епископа – апостольского наследника в Церкви Христовой, поставленного хранить Истинную веру и Церковь, которой только может спастись и войти в Царство Небесное народ Божий.     Мы помним и днем, и ночью по богомудрым апостольским словам Послания Восточных Патриархов, что «сам церковный народ есть хранитель Православной веры и Предания» (Послание 1848 г., № 17). Нельзя, чтобы этот наш верующий народ Божий однажды не признал бы больше нынешних епископов носителями и хранителями апостольско-святоотеческой веры, как это умеет делать православный народ, неоднократно проявивший себя в своей крестоносной истории. В мутных и мертвых водах экуменизма, в которые некоторые из них вошли, редко кто из православных не захлебывается в ереси неправославия и богохульства. Но знаем во все времена и на всю вечность: никто не может остаться в Церкви Христовой Православной, если не будет держаться благочестивого и богочеловеческого соборного пути Святых Отцов и Исповедников Православия.   Вспомним евангельское правило святого Григория Паламы, высказанноев в 1345 году в письме Патриарху Антиохийскому Игнатию, отступившему от Православного учения: «Те, которые от Церкви Христовой, они от Истины; а те, которые не от Истины, не принадлежат Церкви Христовой. <…> Ведь мы научены мерить Христианство не по лицам, но по Истине и по точности веры» (Солунь, 1966. Т. 2. С. 627). Это веками подтвержденное и всесторонне испытанное правило Церкви Православной и Исповедников православных, и народа Божиего православного от святых Апостолов по сей день, и благодатью Божией и силой Божией будет действовать до скончания времен. О, ужас! Деяниями наших пастырей церковных православный народ Божий в нашей Церкви разделен и разобщен. Никогда во всей истории своей Сербская Церковь не переживала такую страшную трагедию, как сегодня с двумя душепагубными расколами, возникшими за время этого патриаршества и епископата. И душу мучает вопрос: что предпринял нынешний епископат для предотвращения сего раскола, чтобы разодранную ризу Христову в Сербской Церкви воссоединить так, чтобы народ Божий примирился и объединился? Вместо церковного примирения с одними и церковных канонических врачующих санкций для иных, епископат прибег к самооправданию и возложению вины на других. А через все это совершается страшное заклание сербских душ на радость врагов Божиих и наших. Раскол в Сербской Церкви? Смотрите, ведь смерть и ад идут за этим расколом и прожорливо заглатывают сербские души. О, демонское насыщение, угощение антихристово! Такое происходит в первый раз за всю тысячелетнюю историю сербского народа. Цинично попраны святые догматы и святые каноны Православной Церкви. О, грех, который, по святым словам святого Златоуста, не может быть омыт даже мученической кровью! «Ничего так не прогневляет Бога, как раскол в Церкви. <…> И Кровь Мучеников не может изгладить такой грех», – пишет Учитель Вселенский. Через раскол попущены на сербский народ все апокалиптические христоборческие звери. «Почернело солнце и небо» над жалким родом сербским. О, невиданное заклание сербских душ, особенно в Америке, где из-за раскола сербы ругаются, дерутся и проливают свою кровь! Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам (Деян. 5, 29). Это душа, это сердце Православной Церкви; это ее Евангелие, ее Всеевангелие. Она этим живет и ради этого живет. В этом ее безсмертие и вечность; в этом ее непреходящая всеценность. Покоряться Богу больше, чем людям – вот начало над началом, святыня над святыней, мерило над мерилами. Это Всеевангелие и есть суть всех святых догматов и всех святых канонов Православной Церкви. Здесь со стороны Церкви никто не смеет совершать какие-либо уступки людям, властям, режимам, либо идти на компромисс с людьми или демонами. «Покоряться Богу больше, чем людям» – это Устав Православной Церкви, ее вечный и неизменный Устав – Всеустав, ее вечная и неизменная позиция. Это первый ее ответ гонителям во все века до Страшного Суда. Для Церкви Бог на первом месте. Людям надо покоряться до тех пор, пока они не против Бога и не против Его закона. Но как только отступят от Бога или Его законов, Церковь тогда должна остаться с Богом и Его закон и волю отстаивать евангельскими средствами. Не так ли надо Церкви поступать? А представителям Церкви, как Апостольским представителям, не так ли надо делать? Годится ли оправдываться церковной икономией или, иначе, – скрыто предавать Бога и Церковь? Это все предательство Церкви Христовой. Власть начинается от Бога: иерархия ценностей и иерархия порядка – от Бога. Поэтому сначала требуется покориться этой власти как регулятору и как хранителю этого богоданного порядка в мире. Иначе неизбежно падение, и мы сгинем в безвластии и анархии. Властям надо покоряться до тех пор, пока они удерживают божественный порядок в мире, пока «слуги Божии» являются слугами Божиими. Пока они носят меч, как слуги Божии, чтобы наказывать зло и защищать добро. Покоряться потому, что слуги Божии наводят «страх на злые дела», а не на добрые. Но когда власти становятся страшны для добрых дел, когда гонят Божие добро и наибольшее Добро и Вседобро этого мира – Господа Христа и Его Церковь, тогда святой и неотступной обязанностью Церкви является всеми святыми евангельскими средствами отстаивать Господа Христа, Богочеловека, и свободу, которой Он нас одарил (см.: Гал. 5, 1). Христианин не имеет права покоряться больше людям, чем Богу, особенно людям, которые восстали против Бога истинного и против Его Евангелия. Таково евангельское, апостольское, святомученическое, святоотеческое православное учение о природе и ценности власти. Таково святое и непогрешимое учение Православной Церкви Христовой до скончания века. Кто этому свидетели? Все святые Апостолы, все святые Отцы, все святые Мученики и Новомученики. Все эти Свидетели являются живым воплощением и безсмертным олицетворением Пресвятого Всеевангелия Православной Церкви: «Богу надо покоряться больше, чем людям». Каждый из них всей душой, всем сердцем, всей силой, всем умом держался Божественного Всеевангелия. И поэтому все были мучимы, злословимы и убиваемы богоборческими представителями властей на протяжении веков. А мы? Мы, очевидно, попираем это Пресвятое Всеевангелие. Наш нынешний епископат не следует в этом за святыми Отцами и таким образом губит не только себя, но и свои души, а также и души всех нас, всего народа Божиего. Прячемся за другую заповедь Спасова Всеевангелия: отдавайте кесарево кесарю, а Боже Богу (Мф. 22, 21), чтобы оправдать свое пагубное человекоугодие? Это лишь доказывает, что мы эту заповедь ни святоотечески, ни евангельски не поняли и не применили в богочеловеческой жизни.   Царю – царево, Богу – Божие» – это евангельская симфония Церкви и государства, определенная и прописанная Самим безгрешным и всеведущим Господом и Спасителем Христом. Она неизменно налагает на Церковь обязанность по отношению к Царю – налог, деньги, так как на деньгах – царский лик (см.: Мф. 22, 19–21).   А Богу? – и душу, и тело, ведь в душе – лик Божий, и на теле, и в теле через душу, ведь тело живет боголикой душой, является носителем боголикой души. Все существенное в человеке – и в душе, и в теле, – все Божие, и люди не себе принадлежат, но всегда и во всем творения Божии и собственность Божия (см.: 1 Кор. 6, 19–20). Да, да, да: и душа, и тело принадлежат Богу – Вечности, Вечной Жизни = Вечной Истине, Вечной Правде, Вечному Разуму, Вечному Смыслу. А Божие не может быть пожертвовано царскому. Первенство принадлежит всегда Богу. В Богочеловеке и Его деле и Теле – Церкви – Бог всегда на первом месте, а человек на втором; всегда все решается Богом, а не человеком. Это Вселенская Церковь и всеценность, и всемерило. Потому ко всякой проблеме в Церкви приступают «со страхом Божиим, верою и любовию». Церковь есть Богочеловеческий организм, а только потом – организация. Она – тело Богочеловека: поэтому все в ней сначала должно быть рассмотрено мерилом Бога, а потом мерилом человека; человеком из Богочеловека. Никогда только человеком, никогда «по человеку». Потому всегда, всегда, всегда: «Богу надо больше покоряться, чем людям». Когда встает такой вопрос, тогда следует и Первоверховному Апостолу Петру лично противостать (см.: Гал. 2, 11–14). Это имеет вечно неизменное значение, боговдохновенное апостольское начало и способ делания Церкви, ибо угодно Святому Духу (Деян. 15, 28): сначала Дух Святый, потом мы, мы из Духа Святаго и в Духе Святом, и с Духом Святым. Всегда водимы и руководимы духоносными Апостолами и духоносными Отцами. «Богу – Божие, Царю – царево» – вот евангельский принцип, симфония сосуществования Церкви и государства. Церковь должна при всяком режиме, даже и безбожном, найти свой modus Vivendi = образ жизни, но всегда в духе и границах евангельского принципа симфонии: «Богу – Божие, Царю – царево». В рамках принципа невмешательства во внутренние дела Церкви: сохранения в неприкосновенности ее вечных и святых евангельских должностей и прав. Или сосуществования Церкви и государства, или страдания Церкви от гонителей, которые отрекаются и гонят Бога и все, что Божие, а вместо святого ставят антибога и антибожие. И всему этому следует быть под верховным управлением Всеевангелия: «Богу больше покоряться, чем людям». Если этого нет, тогда для Церкви единым евангельским путем остается страдать, чтобы выжить: страдать за Господа Христа, терпеть, мучиться и так бороться за основные права веры, совести и души. А гонителям следует по-апостольски отвечать: судите, справедливо ли перед Богом – слушать вас более, нежели Бога? (Деян. 4, 19). Всегда мы заодно с богоносными Апостолами, всеми святыми Мучениками и всеми святыми Исповедниками, и всеми святыми Отцами неустрашимо исповедуем и громогласно проповедуем вечное Всеевангелие Богочеловека Господа Христа и Его Богочеловеческого Тела – Церкви: «Богу надо покоряться больше, чем людям». Преосвященные Отцы, зачем стали мы родом заячьим? Где та свобода, которой одарил нас Господь Христос? (см.: Гал. 5,1). Свобода от греха, свобода от смерти, свобода от зла, свобода от самого творца зла – диавола? Да, Господом Христом мы сильнее всякого греха и всякой смерти, и всякого зла, и всякого диавола. Сия есть победа, победившая мир и все в мире, вера наша (1 Ин. 5, 3). А когда верой нашей Воскресший Господь с нами, тогда с нами и все божественные силы Его: с нами всепобеждающая вера Его, и любовь Его, и благодать Его и все силы и совершенства Его. А когда Он, Бог, с нами, кто против нас? Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? <...> но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8, 35, 37–39). Свидетели всего – Божии святые, от первого до последнего. Вспомним только некоторых из них. Прежде всех – святой Василий Великий, епископ, Учитель Вселенский, неустрашимый исповедник.    На угрозы лишения имущества, изгнания и смерти со стороны царского наместника Модеста свт. Василий Великий ответил: «Не можешь отнять имение у того, который ничего не имеет, если только тебе нужна моя ветхая одежда и некоторые книги – вот мое имение. А изгнания не боюсь, ведь вся земля Господня, я на ней гость и пришелец. Мучений тоже не боюсь, ведь смерть только приблизит к Богу, ради Которого живу и Которому служу».    На удивление царского наместника, что до сих пор никто так смело не разговаривал с ним, свт. Василий сказал: «Еще не доводилось тебе встречаться с епископами. Знай же, наместник, что во всем остальном мы ведем себя смиренно и кротко, но когда кто-либо покушается отобрать Бога у нас и правду Его, мы тогда никого не видим». Наконец Модест сказал: «Размысли до завтра, так как хочу казнить тебя». Святой Василий ответил: «И завтра я буду тот же, но желаю, чтобы и ты сдержал слово» (Из соч. св. Григория Богослова). Неустрашимый исповедник Истины, Всецерковный Наставник, свт. Иоанн Златоуст говорил посланниками Царицы Евдоксии: «Пусть же сердится Царица, сколько хочет, но я не перестану говорить Истину. Ведь лучше мне прогневить людей, нежели Бога; ведь если бы я людям угождал, то как бы я был слугою Христовым?» (Галлдо). Многострадальный исповедник Православия святой Максим благовествовал: «Я не могу печалить Бога молчанием о том, что Бог заповедал говорить и исповедовать… С радостью соглашаюсь на все, что Царь прикажет, если это не против Бога и не вредит вечному спасению души». Неугасимый светильник Православия преп. Иоанн Дамаскин заявлял: «Не должно Царям устанавливать законы Церкви. Ведь что говорит Божественный Апостол: Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями (1 Кор. 12, 28), не сказал же: Царями. <…> Нам не Цари проповедовали слово Божие, но Апостолы и Пророки, Пастыри и Учители. <…> Царям подобает стараться о земных вещах, а церковные вещи и порядок принадлежит Пастырям и Учителям. Иначе, братия, будет разбойничья узурпация. <…> Царей надо слушать в житейских вопросах, по налогам и сборам, и торговле, в том, за что они отвечают и на что имеют власть, а в вопросах церковного порядка мы имеем Пастырей, которые говорили нам слово Божие и которые принесли нам церковные законы и порядок. Не будем сдвигать вечные границы, которые установлены Отцами нашими, но будем придерживаться Предания, как мы его приняли. Ведь если начнем разрушать здание Церкви хоть в малом, то постепенно все разрушим». Богозрачное солнце Православной Истины, херувимский ревнитель Православной веры, пресветлое око Церкви святой Симеон Новый Богослов, игумен, в присутствии многих вельмож говорил своему надлежащему епископу, Патриарху Цареградскому, который безосновательно послал его в изгнание: «Начни учить нас согласно Священному Писанию, следуя за святыми Отцами, и мы примем тебя как равного Апостолам и будем земля и прах под твоими святыми ногами; и будем попираемы тобою, и будем считать это посвящением, как хиротонию. И не только это, но и твои распоряжения будем исполнять до смерти. Но, если ты не хочешь учить нас так, но только будешь требовать, чтобы покорялись твоим приказам, в таком случае мы не можем ничего другого, кроме как повторить за учениками Христовыми: „Больше надо покоряться Богу, нежели людям“» (Из писаний Никиты Стифата. Рим, 1928). Такова позиция, таков путь, такова Истина Православной Церкви Христовой от святых Апостолов по сей день и до скончания века. Никакие компромиссы или уступки не допустимы по отношению к Истине. Ни от кого, даже от самого Вселенского Собора, если он состоится. Горя и сгорая в пламени упомянутых проблем, мы, по сути, сжигаемы богоотступничеством. Со всех сторон народ Божий святосаввский превращается в пепел в огне богоотступничества. О, сколько сегодня сотен тысяч в святосаввском роде сербском некрещеных, невенчанных, неотпетых! А мы? Что мы делаем, чтобы остановить это невиданное уничтожение душ сербских? Погребальный плач пробуждает нашу совесть, и мы из сердца святосаввского с болью вопрошаем: откуда все это у нас? Оттуда, что мы оставили апостольский путь святых Отцов. И наша обязанность, наша православная всеобязанность – исповедовать устами святого Максима Исповедника: «Тяжело нам, несчастным, ведь оставили мы путь святых Отцов и поэтому пусты от всякого духовного дела». Это святое слово произнес святой Максим в VII веке, во время гонения на Православную веру и Церковь со стороны еретиков и кесаря, а сам же святой Максим верно следовал путем святых Отцов. А мы? Будем же искренни и до конца последовательны апостольско-святоотеческой логике, совести и мысли и евангельски верно поставим диагноз нашей сложной болезни. За свою тысячелетнюю историю Сербская Православная Церковь никогда не имела более тяжелой болезни, чем сегодня; больной на смертном одре, в ропоте агонии. Надо сразу безотлагательно лечить. Вселекарь – есть. Это Богочеловеческий путь святых Апостолов и святых Отцов; а за ними и с ними – святых сербских Божиих угодников со святым Саввой во главе. Без этого лекарства – вселекарства – все остальное – безсмысленный пластырь. * * * Зло, как эпидемия, неистово косит души наших детей и нашей молодежи, пребывающей без православного наставничества! Духовная смерть опустошает наш православный народ, не просвещенный православно и святоотечески! О своей вере Православной и жизни, и пути святоотеческом он почти ничего не знает, оттого так легко и попадает в плен всевозможных сектантов, которые распространяются по нашей земле святого Саввы. Жаль также, что наши богословы и в семинариях, и на факультетах не знают святоотеческого пути в вере и жизни, в церковной деятельности и в церковной организации, в православной догматике и этике, в православной экклесиологии, в православной литургической и духовной жизни; одним словом – во всех областях Богочеловеческого православного бытия и существования, православной аксиологии и критериологии. И как бы наши бедные дети могли знать этот православный, апостольско-святоотеческий путь, если мы, пастыри, его не придерживаемся, то есть от нас они не могут ни научиться, ни взять с нас пример? Поэтому первая и последняя сегодняшняя наша потребность – возвращение на православный путь святых Отцов во всех отношениях и на всяком поприще церковной жизни и труда. Ведь едино всецелое возвращение на Богочеловеческий путь святых Апостолов и святых Отцов, а с ними и святых сербских Божиих угодников – то есть возвращение к их твердой Православной вере в Богочеловека Христа, к их благодатной жизни в Церкви Духом Святым, к их свободе во Христе, которой нас одарил Христос (см.: Гал 5, 1), к их благодатному опыту в Духе Святом, к их Богочеловеческому святому совершенству. Только это может нас, унылых и недостойных, спасти и освободить от рабства различным человекоугодникам и человекослужителям и омыть множество совершенных нами грехов. Ведь это рабство сродни идолопоклонству, подобно служению ложным божкам нашего антихристианского нигилистического века. Иначе, без апостольско-святоотеческого пути, без апостольско-святоотеческого решительного следования за Единым Истинным Богом во всех мирах и служения Единому Истинному и Живому Богу – Богочеловеку и Спасителю Христу, Главе Церкви Православной, мы непременно захлебнемся в мертвом море европейского культурного идолопоклонства и вместо Живого и Истинного Бога будем служить ложным идолам мира, в которых нет спасения, нет воскресения, нет обожения для унылого существа, нарицаемого человеком. Избавленные Богочеловеком Господом Христом от идолопоклонства во всех его видах, вот что нам в завещание оставляют святые Отцы Семи Вселенских Соборов как единственный Православный путь, путь Богочеловеческий, которым надо неустрашимо следовать через все исторические провалы и преграды этого мира: «Святые Отцы наши, исполняя божественную заповедь Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, не сокрыли светильник божественного знания под спудом, но поставили во главу самого важного учения, чтобы светил всем в доме, то есть всем, кто славит Бога в Православной Вселенской Церкви, чтобы никто из православно исповедующих Господа не преткнулся о камень еретического зловерия. Ведь святые Отцы изгнали вон всякое еретическое заблуждение и отсекли все гнилые члены как неизлечимо больные; имея лопату в руках своих, они очистили гумно, и пшеницу, то есть питательное слово, подкрепляющее сердце человека, собрали в житницу Православной Вселенской Церкви, а плевелы еретического зловерия откинули долой и сожгли огнем неугасимым. <…> И мы, придерживаясь различным образом догмата и дел тех Богоносных Отцов наших, проповедуем едиными устами и единым сердцем, ничего не прибавляя и не отымая от того, что нам передали, но утверждаем и укрепляем, и так исповедуем, так учим, как Шесть Святых Вселенских Соборов определили и подтвердили. И мы веруем, <…> что нас спасает не посредник, ни ангел, но Сам Господь (см.: Ис. 63, 9). И Ему следуя, и Его глас усвоив, мы громко восклицаем: ни собор, ни царская власть, ни обман богопроклятых не спасли Церковь от идолов, как твердит глупости еврейский Синедрион, но сам Господь славы – Воплощенный Бог спас и освободил Церковь от идолопоклоннического заблуждения. Потому Ему слава, Ему благодать, Ему благодарение, Ему хвала, Ему величание, ведь Его искупление, Его спасение, так как только Он имеет силу спасать, и никто другой из бедных земных человеков…» И далее: «Как то, что Пророки видели, как то, что Апостолы научили, как то, что Церковь приняла, как то, что Учители сделали догматами, как то, с чем вселенная согласилась, как Благодать засияла, как Истина доказала, как ложь изгнана, как Премудрость смело явила, как Христос подтвердил, – так мыслим, так говорим, так проповедуем Христа, Истинного Бога нашего <…> Это вера Апостольская, это вера Отеческая, это вера Православная! Эта вера утвердила вселенную» (Акт Св. Седьмого Вселенского Собора. Заседание 4, Синодикон Православия). В день св. Саввы, 1971 год. Монастырь Челие, Валево Текст объявлен заслугой раба Божиего Зорана Чворовича Перевод с сербского Екатерины Антоновой

Nicefor.Info


Единое на потребу. (1971) Преп. Иустин (Попович) (ru.)