Отношеніе проф. В. В. Болотова къ грегоріанскому календарю. (1900) Б. А. Тураевъ

<...>Въ самое послѣднее время Болотову пришлось участвовать въ качествѣ представителя отъ Церкви въ комиссіи по реформѣ календаря. Василій Васильевичъ былъ глубокимъ знатокомъ календарныхъ вопросовъ и изысканія въ этой области принадлежали къ числу наиболѣе любимыхъ имъ; поэтому лучшаго выбора не могло быть. Но взгляды его на грегоріанскій календарь были вполнѣ опредѣленны. Въ одномъ мѣстѣ онъ назвалъ его «искалѣченнымъ», въ другомъ, говоря о томъ, что догматъ непогрѣшительности провозглашенъ въ Ватиканѣ 18-го іюля 1871 г., онъ добавляетъ, «конечно, по грегоріанскому стилю, такъ какъ этотъ „очаровательный” календарь вполнѣ достоинъ того, чтобы по нему датировать документъ такого сорта, какъ constitutioPastor aeternus”» [1]. Такимъ же убѣжденнымъ противникомъ западнаго счисленія былъ онъ и въ комиссіи. Не будучи въ состояніи принять личное участіе въ обсужденіи принципіальнаго вопроса о желательности календарной реформы въ Россіи, онъ подалъ затѣмъ особое мнѣніе, сущность котораго сводилась къ слѣдующимъ заключительнымъ строкамъ: «думаю, что культурная миссія Россіи по этому вопросу состоитъ въ томъ, чтобы еще нѣсколько столѣтій удерживать въ жизни юліанскій календарь и чрезъ то облегчить и для западныхъ народовъ возвращеніе отъ ненужной никому грегоріанской реформы» [2]. Комиссіи Василій Васильевичъ оказалъ огромныя услуги не только, какъ богословъ, но и какъ историкъ. Такъ онъ посвятилъ цѣлое изслѣдованіе вопросу о годѣ Рождества Христова и пришелъ къ выводу, что эта «проблема слагается изъ цѣлаго ряда неизвѣстныхъ, которыя ставятъ ее въ разрядъ неразрѣшимыхъ» [3]; другое изслѣдованіе касающееся вопроса о первомъ днѣ года [4], наконецъ, третье — самое большое — посвящено пасхаліи [5]. Кромѣ того въ засѣданіи 29-го сентября 1899 г. ему представился случай сдѣлать заявленіе, что мнѣніе, будто въ XIV вѣкѣ монахъ Матѳей Властарь написалъ сочиненіе о реформѣ календаря, ложно. «Всѣ эти проекты, — говорилъ онъ, — не были проектами реформы календаря. И Григора, и Властарь, и Аргиръ находили, что календарь останется прежній (въ Византіи никому и въ голову не могла прійти безумная грегоріанская мысль о реформѣ календаря), а измѣнить слѣдовало только пасхальныя границы… Пасху стали бы празновать 2-мя или 3-мя днями раньше, но стиль бы остался бы прежній. Изъ всего сказаннаго ясно, что грегоріанская реформа не имѣетъ подъ собой никакого научнаго основанія. По принципу… она была только реформой пасхаліи… Юліанскій календарь оказался неприспособленнымъ къ грегоріанской пасхаліи, и потому долженъ былъ превратиться въ грегоріанскій. Грегоріанская реформа не имѣетъ для себя не только оправданія, но даже извиненія, если мы не допускаемъ, что такую реформу повелѣлъ произвести именно Вселенскій Никейскій Соборъ 325 г. Никейскій Соборъ не постановилъ ничего подобнаго, и удерживать равноденствіе на вѣчныя времена на 21-е марта нѣтъ никакихъ научныхъ побужденій». Наконецъ 13-го декабря 1899 г., когда уже различные проекты были выслушаны, Василій Васильевичъ [снова] высказался «какъ принципіальный сторонникъ юліанскаго календаря». <...> Примѣчанія: [1] Христ. Чтеніе, 1892, I, стр. 349, прим. 67. [2] Постановленія комиссіи по реформѣ календаря въ Россіи, стр. 34. [3] Ibid., прилож. II (стр. 7-18). [4] Ibid., прилож. IV (стр. 27-30). [5] Ibid., стр. 31-49. Источникъ: Современная лѣтопись: Б. А. Тураевъ. Василій Васильевичъ Болотовъ. // Журналъ Министерства народнаго просвѣщенія. —Часть CCCXXX. Августъ 1900 года. — СПб.: Типографія «В. С. Балашевъ и К°», 1900. — С. 98-99. [ос. паг.] Б. А. Тураевъ († 1920 г.)  

Nicefor.Info


Отношеніе проф. В. В. Болотова къ грегоріанскому календарю. (1900) Б. А. Тураевъ (ru.)