Отношение христианина к советской власти – прот. Павел Боротинский

Св. новомученик, прот. Павел Боротинский
ОТНОШЕНИЕ ХРИСТИАНИНА К СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРАВОСЛАВНОГО НРАВОУЧЕНИЯ.
[Ответ на Декларацию митрополита Сергия (Страгородского)]
1. В течение вот уже 10 лет ни один из православных русских архиереев не дерзнул разобрать больной для всех вопрос о взаимоотношениях между церковью и нынешней гражданской властью с точки зрения нраво­учения православной церкви.
Церковь должна быть аполитична, но только тогда, когда будет жить в пус­тыне, доколе же она живет в государстве, аполитичной она быть не мо­жет и вопрос о взаимоотношениях между церковью и государством оставаться открытым не может, а раз так, то нужно ставить вопрос ребром – можно-ли христианину признавать так наз. соввласть.
Решение этого вопроса весьма затемняется тем, что мы отождествляем понятие признания власти с понятием о повиновении власти, тогда как эти понятия далеко не тождественные… Когда мы попадаем в плен к разбойникам, мы повинуемся им, если нас заставляют мыть полы, стря­пать и т.п. – поскольку их требования не идут в разрез с христианской совестью, но это отнюдь не значит, что исполняя эти требования мы считаем себя членами их шайки или признаем их, т.е. те задачи и цели, к которым направлена их деятельность – это не значит что их “радость и успехи” мы признаем за свои.
Признавать власть – значит солидаризироваться с нею и оправдывать те задачи и цели, к достижению которых она стремится, как таковая и считать противление ее противлением самому Богу (Римл. ХII.2), солидаризировать это конечно, не всегда распространяется на практические способы их осуществления.
Теперь, когда карты большевиков раскрыты и ими самими и некоторыми исследователями, едва-ли можно оспаривать, что сравнение их с шайкой разбойников, является лишь слабым подобием печальной действительности, что эпитет разбойника в отношении идеологии, способов осуществления и происхождения большевистской власти является слишком мягким, что гораздо ближе к истине было бы характеризовать их как сатанистов, как и предполагалось на соборе 1917-18 годов. Проводя параллель между соввластъю и шайкой разбойников мы легко уясняем себе, что повинове­ние им допустимо под влиянием насилия в пределах заповеди “Повиноваться подобает Богови, паче нежели человека”.
Признание же их и добровольное служение им во всех видах совершен­но недопустимо, как недопустимо признание и служение (добровольное конечно) разбойникам. Тем чудовищнее представляется признание соввласти – властью от бога со стороны нашего епископа. Подобно этому, хотя апостол и говорит, что несть бо власть аще не от Бога, но из этого не следует заключать о приложимости этих слов к соввласти.
Таким образом, но разуму св. отцов, апостол Павел относит к Богу происхождение лишь института власти, которая имеет добрые цели и за­дачи, власть же, имеющая какие-либо “худые виды” по мысли Златоуста – не от Бога. Государственная власть от Бога, пастырство от Бога, но не всякий пастырь от Бога…
Что эти слова не приложимы к соввласти видно из того, что основные задачи и цели, к осуществлению которых стремится соввласть – уничто­жение религии и насаждение анархии таковы, что всякий христианин фа­тально обречен на борьбу с ними и творя “сие благое” ждать должен не похвалы, а меча… Если пастырь будет исполняя пастырский долг объяснять пасомым, что гражданский брак с христианской точки зрения есть блуд, а аборты убийство, или если же он будет удерживать их от воспи­тания детей в безбожных филантропических учреждениях – детских домах, то за это он конечно не похвалу получит.
2. “Религия есть опиум для народа” – центр всей философии научного марксизма и все последователи его первой своей обязанностью считают не только отступление от Бога, но борьбу против Него.
“Союз безбожников” – море антирелигиозной литературы, наводняющей большевистское царство, не выдумка, а яд, действие которого могут видеть, без антирелигиозной борьбы немыслимо даже существование соввласти.
Отвергая даже идею всякой власти и имея целью похищение божеской и человеческой власти, большевистское законодательство все пропитано классовой ненавистью, направленной в сторону насаждения анархических начал, как в области международного госуд. права, так и в области гражданских взаимоотношений в нем. Кодекс уголовный возводит в сте­пень важнейшего государственного преступления – всякое действие, на­правленное в сторону борьбы против начал безбожия и анархизма, карая эти преступления со всей строгостью и беспощадностью. Поэтому соввласть и является в собственном смысле и единственной на протяжении всей мировой истории противницей и разрушительницей Богом установленной власти и потому самому не может происходить от Бога, ибо Бог себе са­мому противиться не может и говорить после этого о происхождении соввласти от Бога, все равно, что утверждать и говорить – несть бо блудник, пьяница, убийца – аще не от Бога, т.к. в смысле попущения и – они от Бога, но если такое выражение недопустимо, как явно кощунст­венное, то в отношении большевиков оно тем более недопустимо, чем больше разница между убийцей, пьяницей и блудником – с одной стороны и сатанистом, анархистом и богоборцем – с другой.
3. Может-ли быть христианин участником будущей войны, когда знает, что целью ее является защита завоеваний революции, т.е. сатанизма. КОНЕЧНО НЕТ.Христианин не может себя считать даже гражданином советско-сатанинского государства. Все, в чем он повинуется соввласти, он делает не за совесть, а за страх, исключительно как пленник. Если иде­ологически мы враги друг другу, то такими останемся и при осуществлении каждой стороной своей идеологии. Если под лойяльностью разуметь лишь то, что мы не выступаем с оружием в руках против соввласти, то мы в этом случае не можем быть лойяльными. Плох тот христианин, кото­рый не молится о скорейшем ниспровержении этого мерзкого и богохулънейшего нового сатанинского царства.
4. Вопрос об отношении к большевизму – есть такой вопрос который имеет значение не только для христианства, но и для не христианского мира и следовательно является по преимуществу Вселенским, ибо если государствам мира впервые на протяжении всей мировой истории пришлось встретиться с учением, которое стремиться подорвать религиозные и гражданские основы.
Чтобы избежать смерти от большевистской инфекции, было бы лучшим следование указаниям патриаршего послания (анафематствование советской власти – от 19 января 1918 года) и постановлением собора от 22 января 1918 года.

9/22 марта 1928 г.


Nicefor.Info